Максимальное погружение человека под воду

«Я задерживаю дыхание под водой на пять минут» Фридайвер Всеволод Атмажитов — об уральской открытой воде, погружениях на 100 метров и блэкаутах

«Я задерживаю дыхание под водой на пять минут»

В древности люди ныряли, чтобы поймать рыбу; в античные времена мужчин, умеющих задерживать дыхание под водой, считали искусными воинами. В 1960-е годы Жак Майоль и Энцо Майорка опровергли мнение врачей о предельной глубине, в которой может выжить человек, и спровоцировали рост популярности фридайвинга. А после того, как в 1996 году прошел первый чемпионат мира по фридайвингу, такой спорт стал частью спортивной жизни и завоевал тысячи поклонников по всему миру.

В Екатеринбурге около 100 сертифицированных фридайверов. The Village встретился с одним из них — фридайвером Всеволодом Атмажитовым —и узнал, где погружаются в воду на Урале, как правильно задерживать дыхание и не поддаться панике на глубине 45 метров.

По образованию я математик. Долгое время возглавлял отдел маркетинга, руководил собственными интернет-магазинами. Сейчас работаю консультантом в IT-сфере. Шесть лет назад я узнал о фридайвинге, и меня затянуло.

Я всегда любил нырять. Когда ехал на море, брал маску и погружался под воду. Начинал с глубины в два метра. Несмотря на боль в ушах, опускался до пяти метров, хотелось большего. Я стал разбираться, что такое фридайвинг, и нашел инструктора — Зою Головня. Я начал узнавать основы фридайвинга и учиться в бассейне. На Урале практически нет хорошей открытой воды, поэтому все сначала идут в бассейн.

Сложнее всего давались техники подводного плавания. У меня не получалось двигать руками и ногами, как нужно. Приходилось переучиваться. Появились проблемы с психоэмоциональным состоянием. Я не мог надолго задерживать дыхание — все время вел диалог сам с собой. Секрет же в том, чтобы максимально отключить мозг. С этим я тоже смог справиться только благодаря занятиям.

На Урале почти нет хорошей открытой воды,
поэтому фридайвингу учатся в бассейнах

Сейчас я сам обучаю фридайвингу, веду тренировки и сертифицирую студентов. Заработать на этом сложно. В городах, где нет моря, работа во фридайвинге — это не для денег, а для удовольствия.

Для новичков во фридайвинге есть базовый курс. Он длится пять-шесть занятий. Каждое занятие продолжается три-четыре часа, включает теорию и практику. На базовом курсе мы учим, как управлять эмоциями. Это помогает не только при нырянии, но и в жизни. Например, если вы водите машину, фридайвинг поможет справляться со стрессом на дороге.

Об особенностях фридайвинга

Фридайвинг — это ныряние в воду на задержке дыхания. Никаких вспомогательных устройств быть не должно. Нырять можно без всего, даже без плавок. Если человек хочет видеть под водой, лучше надеть маску. Если он не планирует быстро замерзнуть — понадобится гидрокостюм. Если нужно быстро передвигаться, стоит надеть ласты. Что точно запрещено — аппараты для дыхания.

Первые фридайверы, упоминания о которых сохранились, появились при Александре Македонском. Их использовали в военных целях. Развитие фридайвинга началось в XX веке. Большую роль в этом сыграл человек-дельфин Жак Майоль. Он исследовал свои возможности, участвуя в экспериментах. Ему даже делали рентген на глубине. Так ученые смогли понять, почему у фридайверов не схлопываются легкие.

Любой здоровый человек может спокойно
задерживать дыхание
на три минуты

До 1970-х мировая медицина официально считала, что человек не может нырнуть ниже 50 метров без фатальных последствий. Думали, что он точно умрет из-за разрыва легких. Сегодня действующий мировой рекорд по погружению — более 200 метров.

Каждый из нас по своей природе фридайвер. Любой здоровый человек может спокойно задержать дыхание на три минуты. Для погружения нужно быть в хорошей физической форме. Я занимаюсь бегом, йогой, растяжкой, дыхательными практиками. Погружения помогают мне почувствовать себя свободным от всего — обстоятельств, ограничений своего тела.

У фридайверов есть система электронной сертификации. После прохождения базового курса они сдают теоретический экзамен. Для сертификации на открытой воде фридайверу нужно нырнуть на глубину. Всего в Екатеринбурге около 100 сертифицированных фридайверов.

О задержке дыхания

Длительность задержки дыхания зависит от того, что человек делает во время ныряния. Во фридайвинге есть дисциплина — статическая задержка дыхания, когда человек находится в воде, но без движения. Рекорд мира в этой дисциплине — двенадцать минут, в России — девять минут. На Урале есть великолепный атлет Саша Максимов, который задерживал дыхание на восемь минут. Я ныряю на глубину. Мой рекорд — 45 метров и пять минут. Я установил его в Турции в дайверском городе Каш, где участвовал в Кубке мира по фридайвингу в октябре 2019 года и стал бронзовым призером в нырянии на глубину без ласт.

Задерживать дыхание на длительное время человеку мешает только голова. Мозг — это самый крупный потребитель кислорода. Для того, чтобы его экономить, в мозге не должно происходить слишком много процессов. Чем больше мыслительных и психоэмоциональных операций, тем больше кислорода уходит. При задержке дыхания человек должен быть максимально спокойным. Вести с собой внутренний диалог не нужно. Мозг должен думать лишь о задержке дыхания.

Во время погружения мозг должен думать
лишь о задержке дыхания

Если человек ныряет, чтобы посмотреть рыбок и насладиться окружающим миром, почувствовать единение с водой, задержка получится приятной. Если он думает о проблемах, о том, о несделанных делах, он и нырком не насладится, и кислород потратит быстро. Задержка получится короткой. Поэтому во фридайвинге важен психологический настрой.

Паники под водой быть не должно. На самом деле человек практически не способен понять, когда у него заканчивается кислород. Он это чувствует лишь косвенно — по увеличению углекислого газа в крови. Кислород тратится, вырабатывается углекислый газ, все это копится в тканях. Хеморецепторы (сенсорные рецепторы, благодаря которым организм получает необходимые для жизни химические вещества или раздражители. — Прим. ред.) реагируют на повышение углекислого газа и посылают в дыхательный центр мозга сигналы об этом. То есть человек хочет дышать не потому, что кислорода стало меньше, а потому что углекислого газа становится больше.

О смысле фридайвинга

Фридайвинг бывает любительским, профессиональным и спортивным. Любительским занимаются ради удовольствия и чтобы посмотреть на рыбок. Профессиональный больше подходит для подводных охотников и собирателей жемчуга. Спортивный фридайвинг — для тех, кто стремится к высоким спортивным достижениям.

Многие фридайверы говорят: «Мы ныряем не за метрами, а за состоянием». Я знаком с Михаилом Войцеховским, незрячим фридайвером (The Village брал интервью у Михаила о жизни незрячих в Екатеринбурге, — Прим. ред). Михаил не может видеть рыб, его кайф — поймать особое состояние под водой.

Для ориентации в водном пространстве зрение не обязательно. Даже на курсах я учу не смотреть, куда плывешь, потому что фридайверу это может мешать психологически и физически. Когда мы смотрим, то неестественно задираем голову, получаем проблемы с компенсацией давления и кровоснабжением.

Многие фридайверы не видят ничего вокруг, когда ныряют без маски. Есть люди, которые погружаются в маске, но происходящее вокруг им неинтересно. Они идут за психоэмоциональным состоянием. Многим интересно понаблюдать за подводным миром, рыбками, кто-то ныряет за рекордами. У каждого — свой кайф.

О соревнованиях

Во фридайвинге есть две группы соревнований — бассейновые, где ныряют в длину со статической задержкой, и глубинные, где погружаются в глубину на открытой воде. Последние соревнования по фридайвингу на Урале должны были пройти 21-22 марта в бассейне Заречного, но из-за пандемии коронавируса их перенесли. Эти погружения должны были стать отборочными на чемпионат России 2021 года. В этих соревнованиях могут участвовать все российские фридайверы. Также на Урале, на Лазурном карьере, уже пару лет проводят глубинные открытые соревнования. Там есть ограничения по глубине. В 2019 году можно было нырять до 55 метров, сам же карьер достигает глубины в 65 метров.

Самое главное соревнование нашей страны — чемпионат России, который проводится в одном из московских бассейнов и на открытой воде в Сочи. В Черном море сложно нырять в глубину, потому что оно нестабильно, могут возникать проблемы с видимостью и течениями. Также проходит чемпионат мира, его проводят в разных местах. В прошлом году он проходил в Ницце.

Есть особый чемпионат Vertical Blue, который проводит американский фридайвер Вильям Трубридж. Он проходит на Багамах в Голубой дыре, где нет течения и термоклина, зато есть прекрасная прозрачность. В Vertical Blue могут участвовать атлеты по приглашениям. Как правило, туда попадают фридайверы с именем. Именно там ставят рекорды мира.

Все эти чемпионаты проводит AIDA International — международное сообщество фридайверов. Есть и другая спортивная организация — CMAS, которая отвечает за бассейновые турниры. Участвовать в соревнованиях я не стремлюсь. Думаю, что еще не достиг своего максимума по глубине погружения, но это для меня не главное.

О безопасности и пользе

Главное правило техники безопасности — не нырять в одиночку. Профессионалов это касается больше, чем любителей, потому что они научились работать со своей головой. Есть такое понятие «блэкаут» — защитная функция организма. Внешне она проявляется в виде кратковременной потери сознания. Это когда для нормального функционирования не хватает кислорода в крови. Мозг старается защититься от падения уровня кислорода, отключает сознание и моторику. Получается, что сердце бьется, а дыхания нет.

В таком состоянии человек не утонет, если вовремя его достать. Для этого и нужен напарник, который извлечет его на на поверхность и перевернет. Когда фридайвер придет в себя, он может даже не вспомнить, что отключался. Те же правила работают при задержке дыхания в ванной: самостоятельно это делать нельзя.

Есть такое понятие «блэкаут» — защитная функция организма.
Внешне она проявляется в виде потери сознания

В России был титулованный фридайвер — Наталья Молчанова (первая в мире женщина, преодолевшая отметку 100 метров при погружении в глубину на задержке дыхания. Пропала без вести 2 августа 2015 года во время погружения около острова Ивиса, — Прим. ред.). Она погибла в 2015 году, ныряя без страховки.

Заниматься фридайвингом полезно. Атлет получает хорошую физическую нагрузку во время тренировок. Также во время задержек дыхания в организме повышается уровень углекислого газа, и он лучше утилизируется.

Во время погружения человек тренирует сосуды. На периферии они сужаются, кровь от конечностей отливает и приливает к внутренним органам, они расширяются. После занятий фридайвингом происходит обратный процесс. Эластичность кровеносных сосудов повышается, в головном мозге и сердце раскрываются резервные сосуды. Фридайвинг — это профилактика всех сердечно-сосудистых заболеваний.

Главное во фридайвинге — это знать меру. Организм человека — умная штука. Он всегда даст знать, когда остановиться. Во время базового курса фридайвинга мы говорим, сколько заниматься, чтобы не перетрудиться. Хотя, как правило, ни один начинающий фридайвер не способен довести себя до состояния, когда погружения могут нанести ему вред.

Максимальное погружение человека под воду

Здесь мы рассмотрим, какие опасности могут подстерегать на больших глубинах ( СТРАШИЛКА )

БАРОТРАВМЫ

НАСЫЩЕНИЕ АЗОТОМ

Например: если вы погрузились на глубину 30 метров и пробыли там 60 минут, то вам следует сделать декомпрессионную остановку на глубине 9 метров и находится там 6 минут. Следующая декомпрессионная остановка будет на глубине 6 метров 8 минут и 3 метра 32 минуты. В итоге, ваш подъем составит 46 минут.
Популярная у нас школа подводного плавания PADI, вообще не предполагает остановки. Поэтому, максимальное время нахождения на глубине 30 метров не более 18 минут. А максимальная глубина 42 метра. Увеличить время погружения можно, если использовать газовые смеси вместо воздуха (об этом чуть позже).

АЗОТНЫЙ НАРКОЗ

Помимо насыщения, азот вызывает наркоз (состояние опьянения). Чем глубже вы идете, тем сильнее он начинает действовать. Глубина, на которой это начинаеся у всех различная(обычно это 20 -30 метров). Притом, обычно по — началу, он никак не проявляется, просто начиается состояние эйфории или депрессии(зависит от индивидуальных особенностей человека). Если погружаться глубже, то начнется сильное опьянение,голова перестает соображать, что делает. В этом состоянии можно запросто совершить роковую ошибку с трагическим концом. Но не все так плохо. Человек привыкает ко всему. Как настояшему алкашу дозу нужно увеличивать, так и с погружениями. С каждым погружением азот действует все слабее и слабее. Если в первый раз вы почувствовали наркоз на 30 метрах,то в следующий раз на этой глубине ничего не ощутите.
Поэтому набирать глубину нужно постепенно. С каждым погружением уходить чуть глубже, чем в прошлый раз. Это называется -разныряться. Разныриваться нужно и после долгого перерыва между погружениями( 2,3 месяца ).
Чтобы уменьшить действие азота используют смеси, в которых азот частично заменятся гелием. Правда после гелия ,первое время ,немного болит голова

КИСЛОРОДНОЕ ОТРАВЛЕНИЕ

Кислородное отравление, вызывается парциальным давлением кислорода более 1,6 .

Сейчас разберемся, что это такое. В воздухе содержится 20 % кислорода,значит,при давлении 1 атмосфера, давление кислорода тоже 20% от 1 атмосферы, тоесть 0,2. Это и есть парциальное давление. Столб воды на глубине 10 метров добавляет еще одну атмосферу, значит парциальное давление кислорода будет 0,4. И так далее 20 метров 0,6.
На глубине 60 метров парциальное давление составит уже 1.4 .Кажется, это и есть предел погружения. Вообще, считается ,что максимальное погружение 62 метра ,если в балонах забит воздух. Первыми признаками кислородного отравления ,являются: онемение пальцев рук и ног, подергивание мышц лица (особенно губ и век), чувство беспокойства. Затем, довольно быстро, наступают общие судороги и потеря сознания.
В глубоководных смесях содержание кислорода меньше, чем в воздухе,и парциальное давление 1.6 наступает на больших глубинах. Правда, этитми смесями невоэможно дышать на поверхности. Поэтому, для погружений на большие глубины используют несколько смесей и переключаются в зависимости от глубины. Если глубина погружения небольшая, то можно использовать повышенное содержание кислорода в дыхательной смеси (найтрекс). Он значительно увеличивает время нахождения под водой, без декомпрессии. Его обычно применяют на глубинах до 40 метров. Еще одно применение чистого кислорода -это значительное сокращение последней декомпрессионной остановки. Чтобы не висеть на глубине 3 метра достаточно долго, можно использовать чистый кислород для дыхания. При этом, время остановки сокращается в несколько раз. Но нужно помнить ,что парциальное давление 1,6 на чистом кислороде составляет всего 6 метров глубины.

Читайте также  Как выбрать фонарь для подводной охоты

В заключении, могу посоветовать: лучше всего совершать глубокие погружения с ипользованием декомпрессиметра!Это подводный компьютер, который одевается на руку как часы. Он выдаст необходимую информацию о времени нахождения на глубине, графике подъема, с учетом смеси или смесей, которые вы используете.

Максимальная глубина погружения без жесткого скафандра.

Слышал мнение, что ребризер (замкнутый цикл) по глубине возможного погружения проигрывает обычному аквалангу(что на мой взгляд пи$дешь).
Кто что скажет на сей счет?

На какую глубину вообще возможно погрузиться без жесткого скафандра?
Причем без потерь для здоровья.

Наши экстремалы,погружались в Бразилии на глубину 200 метров. В пещере было глубоководное озеро.

Профессионалы работают и на больших глубинах — но они при этом живут неделями в подводном колоколе в гелиевой смеси с очень низким содержанием кислорода. Декомпрессия при подъеме с таких глубин — несколько суток.

ЕМНИП, 40 метров.

У нас народ лазает на 75 метров на Андреа Дориа. Это, правда, как Эверест скубадайверам. Сам я пока не рискую.

По ребризерам: неоднократно слышал что на глубине они не используются из за высокой вероятности кислородного отравления. Зато на малых и средних глубинах — намного дольше акваланга.

Да, с ребризером глубоко не ныряют. А с обычной скубой, народ погружается под 150 метров если не больше, естественно используя как минимум 3 баллона, воздух, найтрокс, траймакс, и подвешенные под водой баллоны для декомпрессионных остановок. Фридайверы умудряються и на две сотни нырять, естественно без всего — на задержке дыхания.

Нууу, фридайверы вообще крутые.
Как я понимаю, они пульс замедляют до 3-4 ударов в минуту. А еще, они вроде легкие как-то плазмой заполняют.

А по делу, я на 39м максимум с воздухом нырял.

Ну чтоб без ничево на две сотни нырять так неслышал. А с специальными смесями так до 300 ныряет но тока в качестве експеримента. В еспериментах с козами в барокамерах удавалось достичь давления в еквивалентно 1000 м.
А насчет ребризеров так ето правда — слишком много кислорода -кажись глубина мах 20 м

B52pilot

На какую глубину вообще возможно погрузиться без жесткого скафандра?

23.12.2003
Новый мировой рекорд глубины погружения в акваланге установил британец Марк Эллиат. Ныряльщик сумел достичь отметки 313 метров. Это на пять метров глубже предыдущего рекорда, установленного 6 ноября 2001 года его соотечественником Джоном Беннетом.
Эллиат, уроженец британского остова Гернси, работает инструктором по подводному плаванию в Таиланде и свое рекордное погружение совершил в Индийском океане, неподалеку от таиландского курорта Пхукет. Ему ассистировали 12 аквалангистов, доставлявших ему баллоны с дыхательной смесью.

Погружение на глубину 313 метров заняло всего 12 минут, однако для того, чтобы подняться на поверхность, ему понадобилось 6 часов 40 минут во избежание кессонной болезни.

По словам Эллиата, он готовился к рекордному погружению 10 лет, а сам спуск в пучину сравнил с «полетом в одиночку на Луну». Его главной целью была проверка новых стандартов безопасности для ныряльщиков во время подъема.

А это вот уже вопрос. Потому что потери могут наступить далеко не сразу. А даже через годы.

LOS’
Нууу, фридайверы вообще крутые.
Как я понимаю, они пульс замедляют до 3-4 ударов в минуту. А еще, они вроде легкие как-то плазмой заполняют.

А по делу, я на 39м максимум с воздухом нырял.

Насчет заполнения легких чем либо и такого понижения пульса — слышу впервые. Ныряют я так понял именно на задержке дыхания, на платформе с большой скоростью, аквалангисты конечно страхуют. Хотя все равно случаи гибели имеют место.
Обычно технари ныряют в пределах сотни, полутора, попеременно переключая смеси. Причем естественно, чем больше провел времени на глубине, тем больше декостопы. Для здоровья точно не полезно. Это уже не эстетика, а желание проверить себя и доказать что-либо самому себе и окружающим. В последнем октопусе была статья про Игоря Галайду, речь шла по моему более чем о 150 м, и не смотря на показания компьютера было ему при всплытии не очень хорошо.

Bonifatich

Насчет заполнения легких чем либо и такого понижения пульса — слышу впервые. Ныряют я так понял именно на задержке дыхания, на платформе с большой скоростью, аквалангисты конечно страхуют. Хотя все равно случаи гибели имеют место.

На счет плазмы, я и сам краем уха слышал, но ведь легкие, на такой глубине раздавить должно нафиг, этож какая разница в давлении.

3-4 удара в минуту достигается легко, 2-4 года тренировок-медитаций

Как-то неверитса про 3-4 в минуту. А у вас сколько получаетса?

А я как-то все больше с аквалангом. 😊

30-35, при задержки дыхания на 3-4 минуты

В 1998 году Жан-Лука Дженони (Италия) устанавливает рекорд — 135 м. (время погружения 3 минуты 03 секунды). Через год, он же прибавляет к прежнему достижению еще три метра (время погружения 3 минуты 20 секунд). В октябре того же года Умберто Пеллицари (Италия) покоряет рубеж 150 м. (время погружения 2 минуты 57 секунд). В 2000 году кубинский эмигрант Франсиско Феррера достигает отметки 162 м. (время погружения 3 минуты 12 секунд). И, наконец, в 2003 году он удивляет мир поражающим воображение рекордом — 170 метров (время погружения 2 минуты 37 секунд).

А вот про плазму:
Этот способ использовали 70 лет позже, в 1989, когда мастера Enzo Maiorca И FRANCISCO ‘PIPIN’ FERRERAS. Побив барьер сто метровой глубины в состоянии комфорта. Когда фридайвер погружается ногами в низ, гидростатическое давление сначала начинает влиять на нижнюю часть тела, начиная с ног. Большинство плазмы крови в теле циркулирует в нижней части и даёт состояние «кровяной сдвиг», То есть вся кровь перемещается из артерий в легкие. Конечно этот метод используется лучше когда погружение происходит в вертикальном положении. Компенсация давления намного легче когда погружаешься в вертикальном положении, уши находятся выше лёгких. Мы все знаем что газ погруженный в воду, поднимается в верх. Этот принцип также применяется к воздуху которым мы дышим. В погружении головой вниз кислород в нашем теле направляется к ногам, а не к ушам. Более того интеллектуальные способности проявляются намного лучше в вертикальном состоянии. Знаменитый Леонардо Да Винчи, который был одним из великих мыслителей в истории, некогда бы не смог написать шедевр «The Mona Lisa» если бы писал его вверх ногами. Сердце теряет 50% производительность и способности перекачивание крови когда находится в состоянии вверх ногами. Когда подготавливаешься к погружению или погружаешься, бдительность, самоуверенность приходит от чувств. Когда мы погружаемся вверх ногами мы серьёзно понижаем потенциал работоспособности сердца и разума как минимум на 40%.

Интересно а скока живут ети рекордсмены? По моему врядли до 60 датягивает. Ето покруче алпинизма.

Ну Кусто вроде долго прожил. А ведь он, когда начинал, ни про декомпрессию, ни про эйр эмболизм, ни про всё остальное слыхом не слыхивал. Всё на своей шкуре испытывал.

Я сомневаюсь что уважаемый Жак ИВ Кусто не слышад о физических особенностях подводных погружений, это раз, да и второе — он нырял все же на меньшие глубины 😊 И в начале никто и не слышал об обогащенных смесях с заменой части азота кислородом или гелием.

А еще уважаемый Жак Ив Кусто, в молодости, испытывал влияние взрывной волны на тело человека под водой. испытывал на себе.

Максимальное погружение человека под воду

В январе 2007 инструктор IART Симон Таунсенд начал размышлять о том, чтобы такое сделать, чтобы подвергнуть ребризеры действительно серьезному испытанию. Поделившись своими мыслями с друзьями, было решено, что наилучший вариант – это длительное погружение с ребризером в открытой воде.

Европейская организация IART (International Association of Rebraether Trainers) кроме своей основной деятельности – обучение и сертификация ребризер-дайверов, всегда уделяла огромное значение популизированию ребризеров среди ныряющего сообщества. Основателям и инструкторам этой организации уже принадлежат лавры нескольких мировых рекордов по погружениям с ребризерами. Кроме испытательной части, это погружение должно было нести благотворительную функцию в виде сбора средств для содействия в области лечения раковых заболеваний.

Сначала разговор шел о 24-часовом погружении, но, изучив имеющуюся информацию на эту тему, Симон и его единомышленники, обнаружили что пара американских дайверов уже провели 24 часа на глубине 2 метра, так что в результате было решено, предпринять попытку провести 25 часов на глубине 10 метров. Глубина, конечно, не очень большая, но ведь речь не о глубине, а о длительности погружения и расширении пределов человеческих возможностей.

Следующим шагом после определения формата погружения было составление плана, и совместно с друзьями, инструкторами IART Марком Моссом и Яном Рейдом, приступили к серьезному планированию. Прежде всего, были проведены сравнения с помощью декомпрессионного программного обеспечения Deco Check, V-Planner и Gap. Цель состояла в том, чтобы во время погружения парциальное давление кислорода (PPO2) не падало ниже 0,5 бара, даже в случае аварийной ситуации. Было решено спустить под воду второй ребризер и расположить его на декомпрессионной станции, которая также была бы и местом встреч под водой. Таким образом, если бы ребризер Симона отказал, в любой момент возможно было бы переключиться на аппарат открытого цикла (bail out), подняться к декомпрессионной станции, поменять ребризеры и продолжить погружение. Состав и количество смесей были рассчитаны для наихудшего развития событий.

1.jpg

Основным ребризером был выбран GDS (German Diving Systems) AH1 PASCR (Passive Addition Semi Closed Rebreather), а резервным — Draeger Dolphin. С AH1 возможно легко провести на глубине до10 часов, не меняя химпоглатитель, и при выдохе теряется в окружающую среду лишь 1/8 часть выдыхаемого газа. Но было очевидно, что все равно придется в какой-то момент поменять аппарат для замены химпоглатителя. Чтобы это сделать, необходимо было по прошествии 8 часов погружения подняться к декомпрессионной станции и заменить основной ребризер на Dolphin. Затем Марк поднял бы основной ребризер на поверхность, заменил абсорбент и вернул бы на декостанцию. Вообщем посчитали, что 45 минут будет более чем достаточно для этой операции, и таким образом, если все пойдет по плану, Dolphin не надо будет вытаскивать из воды.

Ожидая сумасшедшего сезона дайвинга, погружение наметили на конец сентября, так как море в это время еще достаточно теплое. Также решили, что его надо провести в выходные дни. Последнее создало некоторые проблемы: как убедить людей, особенно дайверов, необходимых для поддержки в воде, что ради нашей затеи им стоит отказаться от субботнего вечера и целого воскресного дня и не пойти в местный бар после длинной рабочей недели. Это было нелегко, помогало упоминание цели (благотворительность) и то, что хозяин местного бара пообещал угостить всех за счет заведения, когда мероприятие завершится. В общем, в результате удалось собрать достаточно людей, чтобы сформировать команду дайверов поддержки и команду координаторов погружения на поверхности. Таким образом было выбрано 29-30 сентября, а выбор места погружения пал на бухту Кала Эн Форкат, Менорка.

Для проведения мероприятия следовало учесть многие физиологические и психологические факторы. После длительных дискуссий было решено начать погружение вечером, потому что так Симону было бы легче справиться с его ночной частью, как морально, так и физически. Кроме того, вечерний старт позволял провести наиболее холодную часть погружения сначала, а затем дневное солнце должно было прогреть воду. Поддержание температуры тела – один из основных физиологических и психологических факторов, с которыми необходимо было справиться и к которым следовало тщательно подготовиться. Симон проконсультировался с одним из ведущих производителей сухих костюмов в Великобритании – владельцами компании Otter Watersports. В результате был сформирован идеальный теплозащитный комплект для рекордного погружения, состоящий из утеплителя Otter Arctic Commercial 200 и легкого сухого костюма Otter Britannic Travelskin с рок ботами. Так же в борьбе с переохлаждением должен был помочь дополнительный шлем.

Второй важный момент – дегидратация организма. Был составлен план по предотвращению обезвоживания, но когда местный врач и дайвер д-р Зорилла предложил свои услуги, то он был радостью принят. Он составил план и придумал какие жидкости употреблять по ходу столь длительного погружения.

2.jpg

Естественно была проведена серия подготовительных погружений, чтобы отработать процедуру смены ребризеров, использование резервных систем и прочие моменты. Связь между рекордсменом, дайверами поддержки и командой на поверхности планировалось осуществлять с помощью записок, а при возникновении чрезвычайной ситуации Симон должен был выпустить на поверхность буй. Один дайвер поддержки должен был постоянно находиться рядом с Симоном, а второй быть в состоянии полной готовности на поверхности. Дайверы поддержки должны сменяться каждые полтора часа, а при замене ребризера два дайвера должны были помогать Симону с этой процедурой, а затем один из них должен был поднять использованный аппарат на поверхность для замены абсорбента.

За неделю до погружения все планы были полностью составлены, проведены все брифинги, завершено многочасовое смешивание газов, приведены в рабочее состояние сухие костюмы. В курс дела были введены местный отдел полиции, работники больницы и рекомпрессионной камеры. Так как погружение проводилось в целях благотворительности, журналисты местных газет, теле- и радиокорреспонденты горели желанием проинтервьировать участников. Это создало некоторые проблемы, так как все они хотели присутствовать при начале и при завершении погружения. Соответственно, команде надо было внимательнее следить за местом входа и выхода из воды, так как некоторые опасения вызывали телевизионные кабели. К счастью, никаких неприятностей не произошло, а лишь добавилось внешнее освещение, что несомненно повысило безопасность.

Читайте также  Ночная подводная охота

Благодаря информации об этом мероприятии в телеэфире, много зрителей пришло посмотреть на начало погружения, а к моменту его завершения их количество удвоилось.После того, как дайверы поддержки установили декомпрессионную станцию с двумя запасными баллонами и резервным ребризером, а так же были даны все указания наземной команде, можно было начинать.

Координаторы погружения на поверхности работали парами и сменялись каждые 4 часа. Они должны были следить за тем, чтобы дайверы поддержки вовремя входили в воду, обеспечивать их безопасный вход и выход из воды, а также следить за общей безопасностью, и, особенно, за тем, не появился ли на поверхности буй Симона. Помимо нескольких человек, умевших оказывать первую помощь и давать кислород, в команду поддержки вошли подруга Симона — Сюзи, квалифицированная медсестра, а также д-р Зорилла и его жена, тоже медсестра.

Как и ожидалось, первые несколько часов пролетели для Симона быстро, пара переключений баллонов прошли без каких-либо проблем, и первая смена ребризера была проведена в 03:00. Все шло по плану, но с 05:00 начались проблемы. Катетер Симона отсоединился от уринаторного клапана, правда к счастью, вне слоя утеплителя. Однако температура воды падала, а Симон к этому моменту уже 10 часов провел в воде и начал замерзать. Восход солнца ожидался где-то через 2 часа, и была надежда, что это поможет согреться. Симон написал записку и дайвер поддержки передал ее на поверхность. Ситуация еще не была критической, но лучше было бы перестраховаться и предупредить команду, чтобы они были готовы к проблемам и усилили свое внимание. Дайверы поддержки заставляли рекордсмена все время двигаться и делали массаж ног, что по ощущениям, как позже скажет Симон, было больше похоже на избиение!! Но это возымело действие, и координация значительно улучшилась. Кроме этого Симон придумал себе развлечение в виде решения в уме головоломок и, согреваясь теплым чаем, смог дождаться восхода. Первое препятствие осталось позади.

3.jpg

Дальше рекордсмен начал ставить перед собой цели, потому что одной частью своего существа он чувствовал, что, все это слишком тяжело, другая же часть говорила: «еще 1000 минут, и рекорд будет побит, затем доведи до 1100 мин и т.д.»

Погода была на благосклонна, день выдался великолепный, солнечное тепло согревало, и телу стало лучше. Симон продолжал много пить и настроение улучшилось, однако было четкое понимание того, что последние пару часов, когда солнце сядет, будет явно тяжко. Хотя к тому моменту тело, наверняка, будет переполнять адреналин!

В течение дня все шло по плану, все переключения прошли без проблем, и когда прошло уже 20 часов с момента начала погружения, настроение опять поднялось. Симон буквально чувствовал поддержку тех, кто ждет на поверхности. Несколько человек из числа зрителей даже спустились посмотреть на рекордсмена.

С заходом солнца началась финальная стадия погружения. Впереди было еще 3 часа, а тело Симона уже начало болеть от холода и судорог. Доктор продолжал посылать специальные напитки своему «пациенту», и рядом постоянно находилась команда трех дайверов, которые заставляли Симона пить и подбадривали его, сообщая, что собираются сбегать за барбекью. Одним словом, давали почувствовать максимально дружески поддерживали. В этот момент Симону казалось, что из него выходит в два раза больше жидкости, чем выпивалось, и его начала смешить мысль о том, ничего не подозревающем бедняге, который будет помогать снимать костюм.

Когда остался всего один час до конца, дрожь начала отступать. Это был плохой признак. В этот же момент начались проблемы с концентрацией внимания. На последние 15 минут погружения был запланирован переход на чистый кислород. Симон напомнил об этом своим страхующим, показав, куда устанавливать шланг, если вдруг не сможет сделать это сам. Кислород был всего лишь превентивной мерой, так как ни на какой стадии погружения вхождения в зону декомпрессии не было. Симон подплыл к декомпрессионной станции, чтобы отдохнуть, и друзья начали массировать ему руки и ноги для поддержания циркуляции крови. Время как будто замедлило свой ход. Наконец настал момент перехода на кислород, рекордсмен уже знал, что Он Сделал Это.

Поднявшись на поверхность, Симон сам вылез из воды и смог подняться по ступенькам. Шум был потрясающий – вокруг все хлопали и поздравляли.

4.jpg

С Симона сняли сухой костюм (не очень то и сухой внутри. ), и передали в руки д-ра Зорилла, его жены и Сюзи, которые положили его на импровизированную кровать и накрыли одеялами. Врачи замерили температуру тела, давление и пульс. Температура была очень низкой – всего 32 градуса, пульс 120, а давление 200/110. Симону дали еще подышать кислородом через маску, однако субъективно самочувствие было не очень плохое.

Через 20 минут врачи разрешили Симону сесть, и съесть суп, а через час было получено разрешение пойти и принять теплую ванную. Через полтора часа все жизненные показатели Симона стабилизировались. Погружение прошло очень успешно, без какого-либо ущерба здоровью рекордсмена или здоровью кого-либо еще.

Хотелось бы подчеркнуть, что если бы в любой момент погружения Симон или члены команды поддержки почувствовали, что оно опасно, погружение было бы прервано. К такому погружению нельзя подходить несерьезно. Оно требует тщательного планирования, координации и поддержки, несмотря даже на то, что проводится в мелкой воде.

5.jpg

Погружение Симона Таунсенда стало самым длительным погружением соло, самым длительным погружением с ребризером и самым длительным погружением в море.

Чего боятся дайверы


13-летний паренек Андрей Грядунов просто пришел поплескаться в бассейне. И стал мастером спорта СССР международного класса по подводному спорту, неоднократным призером чемпионатов СССР и мировых первенств. Знакомство с будущей женой Верой тоже связано с водой. Супруга впоследствии стала чемпионкой Европы и мира по подводному ориентированию. Сегодня дайверу 59 лет. И он говорит, что не раз мог погибнуть: “Под водой нужно думать. И нужно быть спокойным”. Эту фразу мастер во время нашей беседы повторял, словно мантру.

1978 год. Спортсмены были на сборах в Казахстане. Впереди очередное первенство Советского Союза. Выходные. К нашим ребятам пришли посетители с просьбой. Дескать, утопили в озере лодку, помогите достать. Андрей с товарищем промерил глубину озера — 30 метров. Что ж, не предел, отчего бы и не нырнуть? Закрепили спусковой конец, втиснулись в гидрокостюмы, навесили баллоны и начали погружение. На 15-метровой глубине видимость упала до нуля. Дальше шли на ощупь. Пока не достигли дна. А там ждал сюрприз:


Лишь потрясающим усилием воли Андрей подавил страх, сделал несколько глубоких вдохов. А в следующее мгновение подплыл товарищ, молодые люди прижались масками, и Андрей Грядунов увидел глаза друга, осознал, что “накрыло” и его. Коллега рванул вверх. С такой глубины быстрый подъем ведет к гарантированной баротравме — из-за перепада давления легкие рвутся в клочья. Это смерть. И смерть, нужно сказать, мучительная. Все решали доли секунды:

— Вам когда-нибудь доводилось бороться вслепую под водой, в гидрокостюме, с баллонами за плечами и регулятором в зубах? А что было делать? Я уцепился за товарища. Он рвался вверх, я старался замедлить подъем, как только мог. В итоге поднялись настолько, что уже смогли различать предметы. Смотрели друг другу в глаза, пока шок не прошел. Все обошлось, но это был урок на всю жизнь: потерял под водой голову, утратил контроль — погиб.

Акула заходит на круг

Дайвер из Чехии поразил сеть видео, на котором он плывет подо льдом озера

Парашютисты считают количество прыжков. Автогонщики — круги или километраж. У профессиональных дайверов свой “счетчик” — поминутный. За одну тренировку, вспоминает Андрей, “съедал” по 3—4 баллона воздуха, то есть под водой проводил около часа. По самым грубым подсчетам, он провел в воде несколько месяцев своей жизни. Много ли это?

Однажды дайвер едва не закончил жизнь под корягой, куда его утащило мощное речное течение. В другой раз чудом удалось избежать нападения акулы: “В море крутился под кораблем, вдруг увидел трехметрового хищника. Хозяйка морей — с черными, словно мертвыми глазами, — уже начала “пристрелку”, заходила на очередной круг. Я рванул к трапу. Успел”. Как-то в шторм с причала сорвало несколько лодок, пловцы бросились их ловить, и Андрея едва не раздавило между суднами.

— Практически всегда беды происходят из-за того, что позволил себе расслабиться, — признает Грядунов. — Оборудование для подводного плавания — железо, силикон, резина — тоже иногда выходит из строя. Но чаще причиной беды становится человеческий фактор. Например, излишняя самоуверенность.

В 2005 году дайверское сообщество облетела новость — в карьере под Березино утонул подводный охотник. Официальные данные были традиционно скупы: отправился на ночную охоту, нырял без кислорода, с одной маской. Андрей Грядунов, который входил в состав поисковой группы, подчеркивает, что погибший — Дмитрий Ковальчук — был профессионалом высочайшего класса, руководил одним из популярных дайвинг-клубов страны, считался едва ли не лучшим экспертом СНГ по подводному снаряжению. А еще был поклонником фридайвинга, мог задерживать дыхание на 4 минуты. Подвело же его именно ощущение своей опытности, неуязвимости, предполагает спортсмен:

— Дима нырнул в зимовальную яму, где на 10-метровой глубине лежала затопленная баржа. Прошел по песчаному дну под судном, уперся в тупик и стал выплывать обратно. Но почему-то пошел по длинной траектории, увеличив метраж пути. Вероятнее всего, его настиг блэкаут — внезапная потеря сознания из-за недостатка кислорода в организме. Тело мы искали всю зиму, а на поверхность подняли лишь в марте.

Дайверы сняли на видео схватку двух акул

В 2010 году два дайвера погибли в водохранилище Дрозды под Минском. Столичные жители посещали дайвинг-клуб, а тренировались в открытой акватории. Погрузившись в воду в очередной раз, не справились с течением, их прибило к решетке дамбы. Таковы сухие факты. А вот Андрей Грядунов уточняет:

— В тот вечер была большая вода, поэтому шандоры на плотине опустили. Течение усилилось в 2—3 раза. Оно захватило неопытного ученика, а инструктор, осознавая всю критичность ситуации, бросился на помощь. Результат известен. Именно из-за таких трагедий я взял себе за правило — перед каждым погружением нужно тщательно изучать условия даже на знакомом водоеме. И обязательно страховаться всеми мыслимыми способами. Лучше отменить погружение, но остаться живым и не подставить под удар доверившихся тебе людей.

Газовый наркоз может быть злым

Чего стоит опасаться дайверу, спрашиваю у Андрея Грядунова. Во-первых, велика вероятность получить какую-нибудь “профессиональную” травму, предупреждает инструктор. Кессонную болезнь, или баротравму легких, барабанных перепонок при быстром всплытии с большой глубины. Например, со дна нашего озера Долгое, что в Глубокском районе (52 метра). Во-вторых, можно заработать кислородное отравление. Если в двух словах: при погружении на значительную глубину в организме повышается давление кислорода, при этом начинаются конвульсии, спазмы голосовых щелей, тело перестает слушаться. Вариантов развития событий здесь немного — либо сверхбыстрый “вылет” на поверхность, либо залегание на дно. И неизвестно, что хуже. В третьих, можно на себе прочувствовать так называемый газовый наркоз:

— Коварная штука! Под водой на глубинах около 30 метров и более организм насыщается азотом, который угнетает центральную нервную систему — затормаживает, вгоняет в глубокую задумчивость. Однажды я на себе испытал “злую” разновидность газового наркоза с приступами беспокойства, раздражительности и общего озлобления. Вместе с группой плавали уже несколько минут, погрузились на 40 метров. Вот тут-то я и начал “ворчать”. Мне не нравилось абсолютно все! Что нырнули так глубоко. Что плаваем долго. Коллеги не так двигаются. Вода прохладная. Самое кошмарное, что в такие моменты отлично понимаешь, что поддался действию азотного наркоза, но поделать с собой ничего не можешь. Мне оставалось только потихоньку выбираться в верхние слои воды, где все как рукой сняло.

«Меня тянет под воду невесомость» Как муж и жена вместе занимаются дайвингом

Но самое критичное для любого дайвера — попасть под водой в стрессовую ситуацию, когда вроде бы и силы есть, но мозг отказывается контролировать тело. Загвоздка в том, что единственный способ повысить стрессоустойчивость — смоделировать опасную ситуацию в реальных условиях. Вот для этого, убеждает Андрей Горюнов, и стоит пройти хотя бы базовое обучение в какой-нибудь специализированной школе. Даже наши водоемы полны опасностей. Там реально “подцепить” здоровенную блесну с кованым дедовским крючищем или запутаться в браконьерской сети. Можно зацепиться за корягу. Или до полусмерти испугаться утонувшего козла, как это много лет назад произошло с товарищем Грядунова. “Черт! Черт!” — орал выпрыгнувший из озера дайвер. А бывают случаи и вовсе нелепые:

— Бассейн глубиной всего 1,5 метра, — приводит пример уже из своей тренерской практики собеседник. — Имитируем ситуацию, когда изо рта по какой-то причине выпадает регулятор. Может быть, неловкое движение, может быть, кто-то нечаянно вырвал или выбил. Процедура следующая: нырнул под воду, вынул регулятор, вставил обратно в рот. Делаешь резкий выдох, чтобы выдуть попавшую в оборудование воду, затем осторожный, плавный вдох, чтобы остатками этой самой воды не нахлебаться. Девушка делает ошибку, начинает кашлять и захлебываться. Хорошо, что рядом был инструктор — подхватил и поднял над водой.

Читайте также  Ласты с открытой пяткой

И еще один случай, уже с парнем. Ситуация схожая. Закашлялся, впал в панику. Начал делать гребки ногами от колена. В результате просто “завис” на глубине меньше метра на одном месте. На выручку опять пришел инструктор. Но ведь это же бассейн, где и ребенок может стоять! А что может произойти на глубине десятков метров, когда погружаются без обучения и практики?

Не ныряй в незнакомых местах

Вообще, трагедии с дайверами, к сожалению, не редки. В том числе и в нашей стране. Зимой 2013 года ныряльщик погрузился под лед канала Березовской ГРЭС и не выплыл — у мужчины диагностировали сердечный приступ. При этом погибший брестчанин был опытным подводником и даже выступал на чемпионатах страны по дайвингу. Осенью 2016-го фри-дайвер утонул в Слуцком районе. Хотел поохотиться на рыбу, отправился один на реку. В прошлом феврале два дайвера решили понырять возле дамбы реки Ипа Калинковичского района. Один на берег не выплыл — захлебнулся на глубине нескольких метров. В марте 28-летний парень нырял в канале Березовской ГРЭС. Захлебнулся. Скорее всего, косвенной причиной смерти стало употребление спиртного. Осенью трагедия произошла в Вилейском районе. Подводный охотник запутался в водорослях, а его напарник в это время был поодаль.

— Одно из золотых правил любительского дайвинга — никогда не ходить под воду в одиночестве, — предупреждает Андрей Грядунов. — Даже если на берегу остались люди, они и подозревать о ваших бедах не будут, пока не случится непоправимое.

Тренер по подводному плаванию с 40-летним стажем знает, о чем говорит. Приводит примеры. 2015 год. Группа дайверов покоряет глубины близ Мальдивских островов — на судне приплыли на точку сброса, экипировались, погрузились. На 20-метровой глубине внезапно увидели коллегу. Он спокойно плавал у холма, словно кого-то ожидал. Первым делом по привычке Андрей глянул на манометр, фиксирующий давление в воздушном баллоне “найденыша”:

— Будь я на суше, уверен, волосы встали бы торчком: на шкале — менее 30 атмосфер (в заправленном баллоне примерно 200). То есть, даже рвани этот человек наверх с максимальным ускорением (и гарантированно лишись легких), ему все равно не хватило бы оставшегося кислорода. Разумеется, мы помогли коллеге, подняли его наверх. Его корабля даже видно не было. Оказалось, он отбился от своей группы и был снесен течением.

igorpronin

Дайвинг начал постепенно становиться популярным, с тех пор, как путешественник Жак-Ив Кусто в 1943 году изобрел акваланг, который стал первой безопасной и простой, относительно всех предыдущих, системой погружения человека под воду.

Сейчас очень много людей по настоящему любят дайвинг, посещая только те уголки нашей планеты, где можно понырять.

Дайвинг — не самое безопасное занятие, поскольку ваша жизнь и здоровье зависят от ряда физических законов, качества используемого оборудования, внешней среды, в которой вы всего-лишь гость, а не хозяин, а также ваших знаний обо всем этом и умений этим управлять и учитывать важные вещи в необходимые моменты вашего погружения под воду. Поэтому перед тем, как вы сможете нырнуть в первый раз в реальных условиях в каком-либо красивом месте, необходимо пройти обучение и получить сертификат дайвера. Без такого сертификата ни один дайвинг-клуб не предоставит вам оборудование и не пустит вас под воду. Исключение — погружения около берега вместе с инструктором на глубину не более 10 метров, при этом инструктор будет таскать вас за шиворот и следить за каждым движением вашего ласта. В первый раз я погружался именно так. В качестве инструктора мне достался хмурый китайско-говорящий дайвер, который не смог мне объяснить ровным счетом ничего. Уже на глубине около 2 метров у меня начинало сильно давить уши и я быстрее старался подняться на поверхность. Поплавать мне особо не удалось. Тогда я решил, что дайвинг не для меня и мой организм для этого не приспособлен. Но все оказалось далеко не так. Дайвинг — это просто.

Ну а далее разные факты о дайвинге и всем, что с ним связано.

Всего есть 3 ступени, подтверждающие квалификацию дайвера. Первая ступень позволяет нырять на глубинах до 18 метров в простых условиях. Вторая ступень позволяет уже нырять на большую глубину, а именно до 30 метров, кроме того в рамках второй ступени можно получать специализации, которые будут позволять дайверу увеличить максимально возможную глубину погружения, увидеть подводные пещеры или, например, нырять по лед на северном полюсе. Третья ступень является мастерской и позволяет ее владельцу помогать инструктору обучать других дайверов подводной науке и водить под воду группы.

2. Мой инструктор — Владимир. Отличный дядка. Рад, что попал именно к нему. Лучше учителя для начинающего дайвера сложно представить. Именно благодаря его работе я имею возможность рассказать вам о дайвинге.

Для того, чтобы получить сертификат о прохождении первой ступени обучения, необходимо пройти курс из 10-12 занятий в специализированной организации.

Давление! Дайвер должен знать о нем все! Давление, точнее воздействие на человека результатов его изменения есть причина того, из-за чего с дайверами происходит большое количество несчастных случаев.

На поверхности земли, обычно, при нормальных погодных условиях, на нас действует давление, равное одной атмосфере или 760 мм. ртутного столба. Именно с такой силой на нас давит приблизительно 130-километровый слой воздуха. Ровно с такой же силой на нас давит 10-метровый слой воды.

Вода плотнее воздуха в 800 раз. Давление на глубине 10 метров увеличивается в два раза по отношению к давлению на поверхности земли, тому давлению в котором мы обычно находимся и живем. Далее, каждые 10 метров давление увеличивается еще на одну атмосферу.

Если надутый воздушный шарик опустить на глубину 10 метров, он станет меньше по объему в 2 раза. Если на глубину 30 метров, то в 4. Если его поднять на поверхность, он увеличится до нормального размера. С воздухом в легких происходит то же самое. Если вдохнуть полные легкие воздуха на глубине 10 метров, а затем быстро всплыть, воздух внутри легких увеличится и их разорвет. Это называется баротравмой. Баротравма — полная жопа, может закончиться летальным исходом. Поэтому в дайвинге есть правило — всегда дышать. Задерживать воздух в легких нельзя. Это будет вашей гарантией, что на нужной глубине ваши легкие наберут именно тот объем, который в них может влезть, а при выдохе лишний воздух спокойно выйдет.

Звук под водой распространяется в 4 раза быстрее, чем в воздухе. Это значит, что вы не сможете по водой определить источник звука, пока его не увидите. Человек в воздушной среде определяет направление источника звука по разнице во времени, которая проходит между попаданием звука в одно, затем в другое ухо. Под водой организм человека этого сделать не может — не приучен к такой большой скорости звуковых волн. Никакого стерео под водой не будет! Кроме того, звук под водой слышно гораздо лучше, чем в воздушной среде. Благодаря более высокой плотности воды вы можете услышать звук лопастей корабля за несколько километров.

Вода очень сильно обрезает цветовой спектр. На глубине 5 метров у вас из поля зрения пропадет красный цвет, на 10 метрах — оранжевый. На глубине 20 метров вы уже не увидите желтого, на 30 — зеленого, а на 60 метрах исчезнет и синий цвет и вы попадете в кромешную тьму. Если хочется увидеть все краски подводного мира, без дополнительного освещения не обойтись.

Самые популярные баллоны с воздухом для любительского дайвинга — стальные, емкостью 12 литров или алюминиевые, емкостью 11 литров. Перед погружением их накачивают воздушной смесью до давления 200 бар (196 атмосфер), что дает нам 12*200=2400 (или 11*200=2200) литров воздуха. Кстати, горячий воздух объемнее холодного. Когда баллон закачивают, воздух нагревается. Именно поэтому первоначально баллон закачивают до давления — около 230 бар. Через несколько минут воздух внутри баллона остывает и давление уменьшается до 200 бар. И еще, именно по этой причине полные баллоны никогда не оставляют под прямыми солнечными лучами. Нагретые солнцем до определенной температуры, они могут и п#@дануть как следует.

10. Некоторые посетители бассейна, заметив, что их фотографируют, активно позировали.

Воздух состоит на 21% из кислорода и на 78% из азота. Менее 1% приходится на другие компоненты, такие как аргон, углекислый газ, неон, метан, гелий, криптон, водород, ксенон.

Чем глубже мы находимся, тем плотнее газовая смесь, которой мы дышим. Так, пользуясь баллоном с обычным воздухом, на глубине 30 метров мы будем вдыхать в 4 раза больше кислорода, чем мы обычно привыкли вдыхать. На глубине 67 метров кислород станет для нас токсичным. Кислородное отравление под водой — еще одна неприятная вещь, которая может случиться с дайвером. При серьезном кислородном отравлении происходит сильное негативное воздействие на ЦНС, в результате чего дайвер может «отъехать» под водой, ну а дальнейшие последствия достаточно легко спрогнозировать. В любительском дайвинге этот риск маловероятен, поскольку на такие глубины любители ходить не могут, ну или не должны, во всяком случае.

12. Упражнение называется «буксировка уставшего дайвера». Тот, кто не устал, тащит за ручку на баллоне того, кто устал.

Азот в больших концентрациях не токсичен, но он оказывает опьяняющее воздействие на организм человека. Под водой это тоже может очень сильно мешать. Под сильным азотным опьянением дайвер может и не заметить, что, например, уходит на глубину и, случайно, потонуть. При появлении симптомов азотного опьянения нужно всплыть выше на несколько метров, после чего дайвер очень быстро приходит в себя.

Более-менее полный набор оборудования для дайвинга, включающий в себя маску, ласты, дыхательную трубку, гидрокостюм, шлем, ботинки, компенсатор плавучести, регулятор и подводный компьютер будут стоить от 1400 долларов. Если купить все то же самое, но приличного качества, то цена увеличится приблизительно вдвое. Верхний предел цены найти сложно. Если не «болеть» дайвингом, а просто делать несколько погружений в год, смотреть на рыбок на популярных туристических курортах, то можно просто брать все оборудование в прокат. Цена проката, кстати, на общую стоимость дайва влияет гораздо меньше, чем сама организация дайва.

Средний объем вдыхаемого человеком за один вдох воздуха — 2,5 литров.

На поверхности воды человек может вдохнуть из баллона, емкостью 12 литров, «заряженного» до 200 бар 960 полных раз. На глубине 10 метров — 480 раза. 30 метров — 240 раз. На глубине 60 метров — всего 137 раз. Это чистые математические расчеты. На самом деле человек в те моменты, когда он более активен, находится в стрессовой ситуации или просто чем-то занимается, что требует высокой степени концентрации внимания, он дышит чаще. В спокойном состоянии он может вдыхать меньше и реже. Поэтому, в каждой ситуации считать, насколько хватит воздуха, нужно индивидуально, учитывая все перечисленные факторы.

Посчитайте, сколько раз в минуту вы вдыхаете и узнаете, как долго вы сможете пробыть под водой на стандартном баллоне. Вам кажется мало? На самом деле — более чем достаточно. Поскольку, пробыв дольше положенного, возникает большой риск получить кессонную болезнь. Если описать кессонную болезнь в двух словах, то они будут такими: «закипает кровь». Звучит страшно, но на самом деле все не так пугающе. Кессонная болезнь связана с тем, что азот в вашей крови и иных жидкостях организма, поднимаясь на поверхность, начинает пузыриться в связи с падением давления. Как открытая банка кока-колы. Это происходит тогда, когда его излишки не успевают выйти из крови в том случае, если дайвер слишком быстро всплывает или слишком долго был под водой и азота в его крови накопилось слишком много. Чтобы избежать этой проблемы, необходимо не превышать установленное время погружения, которое разное для разных глубин, а также строго соблюдать правила выхода к поверхности. За временем погружения обычно следят специальные компьютеры для дайвинга, называемые декомпрессиометрами, сигнализируя дайверу о нахождении в зоне риска.

17. Декомпрессиметр. Глубина всего 3,1 метр, время под водой 28 минут.

Под водой дайверы общаются в основном жестами, которые универсальны и едины для всех дайвинг-клубов. Но, говорят, бывают нюансы. Перед погружением нужно убедиться, что вас поймут.

18. Таким сигналом дайвер показывает, что у него вообще все охрененно. Сигнал называется «большой ОК».

Осторожность и внимание дайвера ко всем правилам снижают возможные риски практически до нуля. Хороший дайвинг — безопасный дайвинг.

Осталось только найти красивые подводные виды. Скоро найду!

PS: Во всех крупных городах есть клубы дайверов, которые занимаются обучением и организуют совместные дайв-трипы. В нашем городе я нашел целых два таких, в одном из которых я и проходил обучение. Стоимость обучения на первую ступень в нашем городе — 12 тысяч рублей. В вашем — не знаю, но точно знаю, что аналогичная услуга на популярном курорте может обойтись дороже, да и степень подготовки может быть несколько ниже. Подготовиться к поездке заранее — куда более правильный и надежный вариант. На курортах целесообразно «докупать» обучение плаванию в открытой воде или проходить уже какие-либо специализированные курсы.

PSS: Офис-менеджер моего дайв-клуба в шутку назвала его сектой. Что сказать, похоже на правду. Вступайте в секту дайверов, тут забавно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: